Choď na obsah Choď na menu
 


Иные установленные факты V — свидетели происшествия, пострадавшие.

Результаты расследования, проведённого Отделом расследований Службы общественной безопасности Прага — город, указанные в официальном документе под названием «Протокол о дорожно-транспортном происшествии», резюмированы в главе «Переход Рубикона».
Данная часть сайта покажет, как всё это происшествие восприняли прямые участники — пострадавшие и люди, которые в ту минуту находились непосредственно на месте происшествия (прохожие, водители, полицейские).
И вот тут с течением времени возникло множество дезинформации или информации зачастую вымышленной либо явно лживой. Одной из таких полуправд, например, является утверждение о том, что Ольга Гепнарова совершила преступление со второй попытки исключительно потому, что количество людей на остановке ей показалось недостаточным. Однако, главной причиной был тот факт, что в первый раз прямо на остановке стоял трамвай и автомобиль под управлением Ольги Гепнаровой стоял за ним, практически вплотную к остановке. Несмотря на то обстоятельство, что остановка после отхода трамвая практически «опустела», осуществление самого преступного деяния было технически невозможным. Тяжёлый грузовой автомобиль типа Praga RN такого возраста набирал скорость очень медленно и расстояние в несколько десятков метров, то есть, вдоль остановки, в первый раз он проехал едва ли быстрее, чем пешим шагом.
К информации абсолютно лживой также относится, например, та, которую сообщил в своей статье от 23.02.2003 ежедневник «Blesk» («Молния» - прим. переводчика), (ссылка).
Как, собственно, выглядела в действительности ситуация на месте аварии?
Непосредственно на территории, ограниченной местом наезда автомобиля на тротуар в нескольких метрах за отелем Белведер и до бетонного столба перед бывшим магазином «Детская одежда», в данную минуту находилось 24 человека из тех, кого удалось установить. Всего пострадало 20 человек в возрасте от 22 до 79 лет. Прямо на месте автоаварии скончались три человека (1894, 1902 и 1907 годов рождения), трое умерло либо во время транспортировки в больницу либо уже в больнице в тот же день (1894, 1906 и 1913 годов рождения), одна женщина (1908 года рождения) скончалась 12.07.1973, другая (1902 года рождения) — 27.10.1973. У шести человек ранения были квалифицированы как тяжкий вред здоровью, у других шести — как вред здоровью средней тяжести. На место аварии прибыло 14 машин скорой помощи и 20 врачей. Раненные были развезены в пять больниц — в первую хирургическую клинику Факультетской больницы № 1, в больницу «На Франтишка», в больницу «Под Петржинем», в больницу «На Буловце» и в Институт Народного Здравоохранения района Прага 7. Семеро раненных после осмотра были отпущены домой, у остальных период госпитализации колебался от 2 до 6 недель.

Свидетельские показания

Прим. автора: Допросы переписаны дословно, включая грамматические ошибки, исправлены были лишь явные опечатки. Только в показаниях водителя такси я был вынужден прибегнуть к умеренным исправлениям текста и порядка слов, чтобы это вообще имело какой-либо смысл.

Сотрудник пункта проката.
С 1970 года я работаю техником в Пражском транспортном центре 11А в районе Прага 10 — в пункте проката грузовых автомобилей. В мои обязанности входит сдавать в прокат автомобили желающим. Перед передачей автомобиля с желающим проводится пробная поездка и когда становится понятным, что желающий способен управлять автомобилем и имеет водительские права, то ему сдают в прокат автомобиль по заранее оговоренным расценкам. Одновременно я подписываю с таким желающим договор об использовании автомобиля.
09 июля 1973 года около 10:00 к нам в пункт проката в районе Прага 10 явилась сама позже установленная Ольга Гепнарова, 30.06.1951 г.р., проживающая в районе Прага 10, ул. Планьанска, 524 и попросила, чтобы мы ей сдали в прокат какой-нибудь грузовой автомобиль сроком на 2 дня. В качестве причины она назвала необходимость отвезти какие-то вещи из Праги на дачу, которая находится примерно в 30 км от Праги. Я ей объяснил, что ей бы  этот перевоз на расстояние 30 км дорого обошёлся, причём я насчитал ей 1 008 крон. Когда я ей это объяснил, она мне сказала, что эту машину она возьмёт лишь на один день и потребовала автомобиль немедленно. Я ей объяснил, что сейчас для сдачи на прокат у меня нет никакого грузового автомобиля, если ей интересно, чтобы пришла на следующий день. Когда Гепнарова ко мне явилась, она была абсолютно спокойной, разговаривала со мной рассудительно, никакого волнения и ничего подозрительного я в ней не заметил. Гепнарова мне сообщила, что придёт взять на прокат этот автомобиль на следующий день. Я обратил её внимание, что в нашем распоряжении есть лишь грузовой автомобиль Praga RN, на что она мне ответила, что ей это не важно, что она как водитель по профессии работает в Пражских коммуникациях на цистерне 706, у которой нет гидроусилителя руля. После этого она ушла.
10.07.1973 примерно в 09:30 Гепнарова снова явилась ко мне в пункт проката в Праге 10. У меня уже был приготовлен для неё грузовой автомобиль Praga RN, государственный регистрационный знак AD-19-95, который имел 1600 км пробега после капремонта и с управлением которым можно исключительно легко справиться. Я отметил это потому, что у этого автомобиля управление было в абсолютном порядке. Затем она мне предъявила действующее водительское  удостоверение. Я подписал с ней договор об использовании автомобиля на 10 часов, за что она заплатила 260 крон и 20 крон за пробную поездку. Поправляю свои показания тем, что эти деньги она заплатила сразу после проведения пробной поездки.
После подписания договора я провёл с Гепнаровой пробную поездку, хотя я ещё перед этим познакомил её с функциями и органами управления автомобиля. Я понял, что она не является новичком в вождении автомобиля, что она понимает автомобили. Во время пробной поездки всего мы с ней проехали 7 км. Часть пробной поездки с нами ехал водитель Службы эвакуации С. Мы оба были удивлены, как уверенно она управляет автомобилем, какая она хороший водитель. Во время поездки она была абсолютно спокойна, ни малейшей нервозности, можно сказать, что она управляла автомобилем самоуверенно. Поэтому я ей сдал машину напрокат.
Перед передачей я лично проверил автомобиль с технической стороны, то есть, я проехался на нём, проверил тормоза, проверил уровень тормозной жидкости, воды, масла, надёжно ли прикручены колёса и в порядке ли органы управления. Не заметил я при этом никаких дефектов (прим. автора — данное утверждение находится в некотором разногласии с отчётом судебных экспертов в области транспорта, которые осмотрели автомобиль в государственной испытательной лаборатории в Кличанах). С состоянием автомобиля я познакомил Гепнарову, которую я вдобавок предупредил, что машина находится после капитального ремонта, чтобы ехала разумно со скоростью не более 60 километров в час. Затем упомянутая уехала на этой машине и с тех пор я её не видел.
Замечу снова, что Гепнарова ни в коей мере не показалась мне подозрительной. Она была абсолютно спокойной. Не заметил я в ней ни малейшего волнения.
Лишь вечером 10.07.1973 я узнал, что Гепнарова на этой машине попала в аварию в районе Прага 7.
Все мои показания правдивы и у меня больше нет ничего, что я мог бы добавить. Лишь замечу, что Гепнарова уехала из нашего пункта проката 10.07.1973 в 10:15. При этом спидометр показывал пробег в 1 600 км. Больше сообщить ничего не могу.
Допрос окончен в 09:40 13.07.1973.

Прохожий.
Сегодня, то есть, 10.07.1973 в послеобеденное время, точное время назвать не могу, потому что у меня не было часов, но могло быть что-то около 14:00, я шёл по проспекту Защитников Мира по правому тротуару, по направлению от Строссмайеровой площади к летенскому перекрёстку. В это время начинается час пик, движение автомобилей и рельсового транспорта было значительным, на обоих тротуарах было полно людей. Идя по упомянутому проспекту я находился на отрезке выше Веверковой улицы, ближе к перекрёстку с другой улицей (выше уровня магазина игрушек). Я шёл по тротуару, не обращая много внимания на шум на улице и я даже не обратил внимание, что в противоположном направлении от летенского перекрёстка подъезжал какой-то грузовой автомобиль, эту возможность я, однако, не исключаю. В этот момент я услышал крики людей и звон стекла, точно не помню, поскольку я очень испугался. Крики людей раздавались с левой от меня стороны, поэтому я быстро оглянулся и увидел следующее: грузовой автомобиль Praga RN, государственный регистрационный знак не знаю, зелёного цвета, проехал по тротуару между знаком остановки трамвая и стеной дома и уткнулся на углу перекрёстка в дорожный знак. На краю тротуара, возле бакалейного магазина находится остановка трамвая, где было большое количество людей, которые, очевидно, ждали трамвая. Я посмотрел на это пространство и увидел несколько людей, лежащих на земле, их могло быть примерно 10-12, были это мужчины и женщины разного возраста. Как я уже сообщил, машина остановилась прямо на углу, я видел, практически, её заднюю часть, как она остановилась, поскольку,должно быть, речь шла о мгновении, на которое я не смог отреагировать иначе, кроме как повернувшись. Что это были за крики, я точно не помню, также я не могу определить их интенсивность, я даже не знаю, кричал ли это мужчина или женщина, одним словом, эти крики выбили меня из колеи, как я уже описал. Когда машина остановилась я отбежал порядка 10-15 метров по тротуару обратно вниз к месту трагедии, улицу я не переходил, я остался стоять на противоположном тротуаре. Однако, к месту аварии подбегали люди, откуда-то появился сотрудник Общественной безопасности в форме и сейчас же около места аварии появилось скопление людей. Ещё я увидел, как сотрудник Общественной безопасности в штатском (к этому выводу я пришёл потому, что он был одет в штатские брюки, но в зелёную форменную рубашку) открыл дверцу кабины и вывел оттуда какую-то девушку в белой блузке и красных брюках. Эту, мне незнакомую девушку, он отвёл в отделение, которое находится недалеко от места аварии. Когда я обратил внимание как эта девушка шла, я не заметил ни тени нетвёрдой походки и т.д., она шла прямо, ничего не говорила. Могу сказать, что примерно за 2 минуты к месту аварии приехало несколько машин скорой помощи. Сколько было раненых и сколько погибших, я не знаю. На месте аварии я ещё находился до приезда машин скорой помощи и поскольку на месте аварии было много людей, то я оттуда ушёл.

Снова повторяю, что хотя я не видел грузовой автомобиль, едущий по направлению к Строссмайеровой площади, но судя по положению машины после аварии, из другого места она ехать не могла.

Всё произошло в очень короткий промежуток времени, скорость автомобиля назвать не могу, но точно знаю, что никого другого в машине не было, также как и никто другой не мог ею управлять, кроме как указанная девушка.

В остальном по делу ничего существенного сообщить не могу.
Допрос окончен в 18:40 10.07.1973.


Прохожий.
Сегодня, около 10:30 я шёл на работу. Примерно в указанное время я вышел из трамвая № 17 на остановке «Строссмайерова площадь». Здесь я пересаживался на трамвай № 8 и хотел продолжить поездку по направлению к Дейвицам. Когда я подошёл к перекрёстку, от Транспортных предприятий по проспекту Защитников Мира приближался грузовой автомобиль марки Praga RND цвета бутылочного стекла. Поскольку в направлении движения загорелся красный свет, машина начала останавливаться. Я заметил, что она резко тормозит, у меня было впечатление, что машина хотела проехать на красный свет и в последнюю секунду водитель передумал. Я посмотрел в кабину водителя, стоя на тротуаре возле магазина «Книга», и увидел девушку, очень молодую, по моему мнению, примерно 16 лет. Она мне показалась очень мелкой и её почти не было видно за рулём. могу сообщить, что у неё были чёрные коротко стриженные волосы и светлая кофточка или майка. Затем, я обратил внимание, что водитель после остановки сидела в кабине оцепенело, у меня было впечатление, как будто бы она боялась повернуться, чтобы никто не видел её лица. Мне показалось, что она не обращает внимания на шум вокруг себя. На момент, когда загорелся зелёный свет, она не отреагировала и была предупреждена об этом звуковым сигналом следующего за ней автомобиля. Как только водитель услышала звуковой сигнал, лишь после этого она включила передачу и тронулась с двумя скачками по направлению через перекрёсток вверх по проспекту Защитников Мира в сторону Летны.

От поведения водителя у меня возникло впечатление, что машина похищена, поэтому я хотел записать её номер, но его мне, однако, закрыл легковой автомобиль, ехавший за указанным грузовым автомобилем. Я лишь обратил внимание, что это был жёлтый знак с чёрными буквами AD или AB. Я продолжил путь на работу. После прихода на рабочее место, то есть, Городской отдел Общественной безопасности района Дейвице, я посмотрел в сводках о розыске, не был ли украден автомобиль. Поскольку указанной модели среди украденных автомобилей я не нашёл, я перестал дальше интересоваться этим делом.

В послеобеденное время приехал ко мне в отделение мой знакомый П.Ш., который сказал мне, что недалеко от Стросмайеровой площади произошло крупное дорожно-транспортное происшествие. Он сообщил мне, также, что участником этой автоаварии был автомобиль марки Praga RND зелёного цвета и что люди говорят, что грузовиком управляла какая-то молодая женщина. Я вспомнил утренний случай и поэтому я заехал в Отдел расследований Общественной безопасности района Прага 7, где я сообщил о вышеуказанных обстоятельствах, которым я был свидетелем.

Это всё, что я могу сообщить по поводу указанного дорожно-транспортного происшествия.
Допрос окончен в 18:10 10.07.1973.


Прохожий.
В послеобеденное время я ехал со своим знакомым Ф.В. в своём автомобиле Трабант в направлении от Летенской равнины по проспекту Защитников Мира к Строссмайеровой площади. Повернул я налево на Веверкову улицу, где я припарковал машину прямо возле ресторана «На перекрёстке», где обозначено место для парковки. Мой товарищ продолжил путь пешком на трамвай по направлению к Строссмайеровой площади, а я запер машину и пошёл к своему дому, который находится прямо напротив трамвайной остановки на проспекте Защитников Мира.

Я шёл по правой стороне проспекта Защитников Мира, то есть, по  направлению вверх и после перехода перекрёстка Веверковой улицы и проспекта Защитников Мира, возможно, я ещё был на перекрёстке, услышал шум едущего автомобиля.

Я не помню точно, привлёк ли моё внимание шум машины либо удар, на который я отреагировал тем, что посмотрел, что происходит. Я увидел грузовик тёмного цвета, ближе я в тот момент на него не обратил внимание, который уже полностью был на том месте, где стоят люди, ожидающие трамвай. Машина ехала вниз по направлению к Стросмайеровой площади, то есть, вниз по стороне проезжей части, где находится остановка трамвая. В тот момент, когда автомобиль сбивал стоящих людей, он уже весь был на тротуаре, то есть, за пределами проезжей части. Я видел, что машина ещё продолжает движение по тротуару дальше, но больше я за машиной не следил, а немедленно побежал в отделение Общественной безопасности на улице Франтишка Кржижка, где я хотел сообщить об аварии. Я не уверен, но у меня впечатление, что я посмотрел на свои часы в тот момент, когда уходил из отделения Общественной безопасности, где я задержался, возможно, лишь минуту. В тот момент, когда я посмотрел на часы, было 13:55. Я ушёл в свою квартиру, где я минуту взволновано ходил туда-сюда, поскольку у меня перед глазами всё время была картина людей, которые были сбиты едущим автомобилем. Как долго я ходил по помещению, я не помню, но через минуту мне пришло в голову сфотографировать последствия аварии. Я подошёл к шкафу, из которого вытащил фотоаппарат. Я увидел, что он без плёнки и поэтому вставил новую плёнку, лежащую рядом, и сразу же подошёл к окну, откуда я начал фотографировать аварию. У меня впечатление, что уже во время первого снимка на месте были сотрудники Общественной безопасности. Я сделал примерно шесть снимков. Как они получились, я не знаю, поскольку я фотографировал в состоянии сильного волнения. Плёнку я позже передал сотрудникам Отдела дорожно-транспортных происшествий.

Могу добавить, что в тот момент, когда я посмотрел на остановку, привлечённый шумом едущего автомобиля, то увидел там наступившее опустошение, с более близкого расстояния я машину не видел, не знаю, какая была марка автомобиля, даже не знаю, кто им управлял. Я сразу же побежал в отделение Общественной безопасности. Как стояли люди на остановке, я также не обратил внимание, я видел, что на остановке их было много и грузовик едет по тротуару за пределами проезжей части. Остановилась ли машина, я уже не видел и на происшествие в момент аварии я больше не смотрел и побежал на улицу Франтишка Кржижка в Общественную безопасность.
Допрос окончен в 18:55 10.07.1973.


Вагоновожатая.
10.07.1973 я заступила на смену в 12:50 на трамвай маршрута № 8, пятой в очереди.

Около 13:55 я проезжала по направлению от Летны к остановке «Строссмайерова площадь». Когда я была примерно в двадцати пяти метрах от остановки, то увидела через поливальную машину, которая мне закрывала проезжую часть, как люди падают на тротуаре. Я полагала, что что-то падает с крыши, потому что было много пыли. Поливальная машина только ехала - не поливала, остановилась перед остановкой и когда она проехала (без малого - минута) я увидела лежащих на тротуаре людей и грузовой автомобиль, который также стоял на тротуаре у перекрёстка Защитников Мира и Веверковой, по направлению к площади.

Здесь мы стояли больше 15 минут, а затем нас послали прочь. Я поехала на круг до Стромовки, где я должна была развернуться.
В трамвае никто не был ранен.
Допрос окончен в 15:05 10.07.1973.

Водитель такси.
Я работаю таксистом на Транспортном предприятии Праги. 10.07.1973, точно помню, что в 13:55, когда я съезжал вниз от Летенской площади по проспекту Защитников Мира в сторону Строссмайеровой площади. Я ехал примерно со скоростью 45 километров в час. В месте, где должен останавливаться трамвай, это отрезок над Мототехной улицей по направлению к Летенской площади, я обогнал трамвай, который также ехал по направлению к Транспортному предприятию. Трамвай остановился и я его обогнал.

Когда я доехал до уровня улицы Франтишка Кржижка у меня то впечатление, что так там называется руководство Общественной безопасности на указанной улице. Вдруг я увидел перед собой грузовой автомобиль, который перед столбиком трамвайной остановки внезапно ни с того ни с сего резко выехал на тротуар, грузовик выровнял управление в направлении прямо вниз по тротуару и поехал вниз по тротуару и остановился на углу Веверковой улицы естественно. Я когда я увидел, что указанный автомобиль (грузовой) въехал на тротуар, то немедленно остановился и смотрю, однако, это были только моменты, что происходит и когда я видел как лежат люди под машиной и остаются за ним, просто даже невозможно передать это опустошение и плач людей, я сразу же попросил о помощи по радио в своей машине диспетчерскую, главным образом, о машинах скорой помощи. Когда я это сделал, я заехал на улицу в Общественную безопасность и там обо всём сообщил, хотя там уже выбегали сотрудники, так я только им закричал, что я скорую помощь организовал, пусть идут на место аварии. Речь шла о грузовом автомобиле Praga RN. Далее я бы хотел сказать, что я видел, однако, не помню точно, что горели задние фонари, как тормозные, так и нормальные оранжевые. Конечно, не могу сказать точно, возможно, что в том испуге мне это показалось, говорю это только для того, чтобы привести это в нужное русло. Но ещё я бы хотел сказать, что с водительской точки зрения человек не замечает нормально едущий автомобиль, а я заметил перед собой фонари машины и они меня практически предупредили о том, что грузовик свернёт в сторону людей на тротуаре. Я бы так сказал, что внезапно передо мной грузовик изменил направление. Я объясняю это тем, что водитель грузового автомобиля ехал примерно 60 километров в час вдруг захотел съехать на тротуар притормозил и поэтому загорелись стоп-сигналы и резко дёрнул руль вправо, но сразу вынужден был выровнять его влево в том направлении, где стояли люди, или было это так резко вправо и сразу выровнять влево на это также точно реагировала машина передо мной. Я уже старый водитель езжу уже 30 лет и все действия водителя указанного грузового автомобиля для меня необъяснимы. Улица Защитников Мира в направлении движения автомобиля была пустая лишь незначительное движение, то есть, я не знаю, почему указанный водитель это сделал. Я это не могу объяснить. Это всё.
Допрос окончен в 17:00 11.07.1973 (записал следователь старшина Й.К.).

Водитель поливальной машины.
10.07.1973 около 13:45 я ехал на служебном автомобиле марки Трамбус — поливальной машине Пражских коммуникаций, государственный регистрационный знак AB 98-96 от перекрёстка Шпейхар по летенской равнине на перекрёсток у Министерства внутренних дел. Я ехал за зелёным грузовым автомобилем марки RN, государственный регистрационный знак не помню. Я продолжал ехать за этим автомобилем по Защитников Мира, обогнали мы трамвай — он был новый и его номер я не помню, который стоял в месте над отелем Белведер, где у них испытание тормозов и продолжали ехать в направлении Строссмайеровой площади. RN всё время ехал передо мной на расстоянии примерно 20 метров, я ехал приблизительно с той же скоростью, что и этот автомобиль, а это примерно 45 км/ч. Когда я миновал начало квартала под отелем Белведер, я увидел, как этот грузовой автомобиль передо мной внезапно въехал правым боком, а затем и целиком на тротуар промеж людей, которые там ходили или стояли. Машина всё время ехала по тротуару промеж людей с одинаковой скоростью, пока не остановилась в конце квартала. Я видел, как начали падать люди и я сразу же остановил свой автомобиль так, что я остался стоять практически в том месте, где начинается дом, в котором находится «Оптика» (дом № 13 по проспекту Защитников Мира — прим. выше). Я помню, что во время движения грузовик наехал на витрину молочного магазина.

Утверждаю решительно, что грузовик не тормозил, я не видел ни горящих стоп-сигналов ни скрипа тормозов, хотя машина подскакивала, но по людям, которых она сбивала. Я был этим страшно потрясён, туда к пострадавшим начали сбегаться люди и сразу после этого туда приехали спасательные машины и поскольку я не мог вынести всю эту картину, я уехал оттуда на предприятие, где я сообщил, что видел. Когда я объезжал тот грузовик, то я туда даже не посмотрел, и поэтому водителя я не видел.

В среду я этим был изничтожен и поэтому остался дома и лишь вчера на работе я узнал, что  тем грузовиком управляла сотрудница нашего предприятия Ольга ГЕПНАРОВА, которая тоже ездила на поливальных машинах.

Ещё я бы хотел сообщить, что прежде чем я уехал, я заметил помимо людей, которые лежали или поднимались с тротуара, что в направлении от грузовика идёт, прихрамывая, мужчина возраста примерно 40 лет, он был, я думаю, черноволосым и был одет в запачканную спецовку, сначала это произвело на меня впечатление, что это водитель того грузовика.

На вопрос о том, что я могу сообщить относительно личности обвиняемой Гепнаровой, то её я знаю как водителя поливалки около 9 месяцев, поскольку мой приятель Й.С. инструктировал её в обслуживании уборочной машины и потом говорил о ней, что всё-таки, она всего лишь женщина, так как, якобы, по ровной дороге ездила хорошо, но когда должна была развернуться или ехать задним ходом, то была самоуверена, хотя, допустим, въехала на тротуар или что-нибудь сбила (например, на свалке в Кобылисах, что я видел сам). В остальном, она была, скорее, немногословной, ни на кого не обращала внимание, с нами не разговаривала, так уж было. На занятиях она также безучастно сидела в стороне. 
Зимой мы иногда вытаскивали её с С. и другими в пивную, возможно, выпивала там с нами пару кружек пива и притом, когда мы её спрашивали, то рассказывала нам о себе, что до этого она работала водителем на почте, что не живёт с родителями, поскольку у неё с ними были разногласия и что она живёт в какой-то конуре под Прагой. На предприятии я слышал, что она гуляла с одним парнем из смазочной — это я слышал от одной женщины, которая 4 месяца назад работала в смазочной и была там единственной женщиной. Ничего больше о Гепнаровой я не знаю, по самому делу также ничего больше не могу сообщить. На вышеуказанный вопрос о том, сколько приблизительно было людей на тротуаре в то время, когда Гепнарова на него въехала, сообщаю, что точно этого сказать не могу, было их там много. Прежде всего, я подумал, что она задела бордюр и не удержала руль, но в этом случае она должна была его через секунду вывернуть, затормозить или врезаться в стену дома, но она всё время ехала по тротуару параллельно стенам домов по людям, было это страшно.
Допрос окончен в 12:20 13.07.1973.

Пострадавшая женщина, 1951 г.р.
Ознакомившись с предметом допроса, сообщаю, что я вообще не понимаю, при каких обстоятельствах я попала в больницу.

Я не помню ни когда это случилось ни где это случилось. Когда я пришла в сознание, я думала, что мы с супругом попали в какую-то автоаварию. Супруга я сразу же спросила о подробностях и лишь после этого я поняла, вернее, узнала, что моё травмирование произошло во вторник 10.07.1973 после полудня в Праге 7, когда какая-то женщина, управлявшая грузовым автомобилем. Кроме этого воспоминания по делу ничего не могу сообщить.

Фактом, однако, является то, что мне был причинён тяжкий вред здоровью и что я понесла также и материальный ущерб в результате уничтожения платья и хозяйственной сумки. Также я лишилась обуви. Общий материальный ущерб составляет около 500 крон.

В ответ на напоминание сообщаю, что я присоединяюсь к уголовному преследованию и, главным образом, потому, что сейчас я ещё не знаю, что будет с состоянием моего здоровья.
Допрос окончен в 10:30 25.07.1973.

Пострадавшая женщина, 1940 г.р.
Ознакомившись с предметом допроса сообщаю, что я помню то, что во вторник 10.07.1973 я была в Праге 7, Каменицкая улица для того, чтобы передать домашнюю работу предприятию Igra. Я помню, что это было в обеденное время и что новый материал, который я хотела взять домой, я оставила на предприятии с тем, чтобы вернуться за ним через минуту. То есть, я хотела воспользоваться тем, что я в Праге 7 и купить какое-нибудь бельишко для ребёнка. Я пошла в магазин Бамбино, который находится на проспекте Защитников Мира. Это было без нескольких минут 2 часа дня и поэтому было закрыто (обеденный перерыв), я перешла проезжую часть на противоположную сторону. Причиной тому было то, что я хотела побыть в теньке. Переходила я дорогу в том месте, где в проспект Защитников Мира вливается Каменицкая улица. После переезда (прим. автора — здесь следователь, очевидно, так ошибочно записал слово «перехода») я шла по тротуару по направлению к Строссмайеровой площади. То есть, это было на правом тротуаре по направлению пути. По пути я смотрела на витрины и ещё помню, что меня заинтересовала витрина магазина «Оптика», где я осматривала оправы для очков. В один миг, когда я уже сделала несколько шагов по направлению к вышеназванной площади, внезапно я была сбита. Как это вообще произошло, я не заметила. Перед наездом, собственно, я не слышала никакого шума и также после моего падения я ничего не видела. Очевидно, в результате сотрясения мозга я потеряла сознание и поэтому даже сейчас не могу сообщить других подробностей. Какая была ситуация на месте происшествия после аварии, я действительно не помню. Лишь позже, когда я уже была в больнице, я узнала от мужа, что я была сбита во время аварии грузовым автомобилем. Также мне говорили это в больнице медсёстры, конечно, лишь тогда, когда я пришла в сознание, что произошло в операционной.

На вопрос, действительно ли кроме вреда здоровью я понесла ещё какой-то ущерб, сообщаю, что во время аварии были уничтожены платье и обувь, затем были уничтожены наручные часы. По моему предположению, ущерб от потери уничтоженных вещей составляет примерно 800 крон. На напоминание о том, присоединюсь ли я к уголовному преследованию, заявляю, что да. Главным образом, потому, что сейчас я ещё не знаю, что будет с состоянием моего здоровья.
Допрос окончен в 11:30 25.07.1973.

Пострадавшая женщина, 1925 г.р.
Вчера, то есть 10.07.1973 около 13:45 мы вместе с подругой В.М. ушли с работы и пошли по проспекту Защитников Мира по правой стороне к Строссмайеровой площади. Мы остановились на остановке трамвая № 11 для того, чтобы доехать до центра. Трамвай, однако, не приезжал и подруга предложила зайти с её очками в «Оптику», которая находилась тут же у остановки. Она как раз открывала дверь, а я стояла за ней, причём подруга заметила, что закрыто, об этом она мне сказала, мы отступили от ниши входа и в этот момент я почувствовала сильный удар по икрам ног и я упала на землю, на бок или на спину — сказать не могу. Помню только, что я почувствовала сильную головную боль и сразу же у меня начала кровоточить левая рука в локте.

Притом я увидела ещё, когда я уже лежала на земле, и это как-то одновременно с витриной магазина, я увидела большой грузовик зелёного цвета, как он уезжает на бешеной скорости, была это, конечно же, более высокая скорость, чем та, которой ездят машины по улицам в городах, а грузовик даже не тормозил, я не слышала ни малейшего скрипа, он всё время сбивал людей в одной плоскости на своём пути по направлению к дому. Затем машина остановилась у магазина «Детская одежда» на углу. Я поднялась и хотела осмотреть свою руку, однако, в магазине при обработке двуокисью я поняла, что рука у меня опухает и что у меня сильно кружится голова, потом я вместе с подругой была отвезена на обследование в Главную больницу на Карловой площади. Там было установлено, что у меня что-то с локтем, (прим. автора — допрос пострадавшей продолжается ещё на следующих двух страницах, которые в моём архиве куда-то «запропастились», возможно, в другой файл. Если я их со временем найду, допрос будет дополнен).
Допрос окончен в 11:20 11.07.1973.

Пострадавшая женщина, 1933 г.р.
Во вторник 10.07.1973 я стояла на остановке «Строссмайерова площадь» в Праге 7 в направлении центра Праги. Я ждала, когда откроется оптика, у которой в этом месте есть магазин. Собственно, я хотела отдать в ремонт очки от солнца и поэтому я ждала двух часов и смотрела в витрину на выставленные очки. Помню, что было без двух минут два. В тот момент, когда я была увлечена витриной, лицом я была отвёрнута от проезжей части, внезапно сзади я была как бы сбита с ног. Я упала на правый бок и лишь потом поняла, что я, очевидно, была сбита грузовым автомобилем, который въехал на тротуар и продолжал ехать по нему, причём сбивая отдельных людей, стоящих на тротуаре. Поэтому возможно, что я даже не грузовиком была брошена на землю, а что кто-то из тех людей, которые падали на землю, в меня врезался. Я попросту не могу объяснить ситуацию с этой точки зрения. К этому я бы хотела добавить, что у витрины оптики я была не одна — со мной была моя подруга А.С., которая также как и я была сбита на землю.

В результате падения на землю был причинён вред моему здоровью, а именно — у меня был ушиб грудной клетки и, возможно, что у меня было также небольшое сотрясение мозга. С места аварии вместе с остальными я была перевезена в больницу на Карловой площади, где я была осмотрена и отпущена домой на амбулаторное лечение. Сейчас я ещё испытываю головную боль и боль в грудной клетке и поэтому я решила ещё раз обратиться к врачу.

Помимо вышеуказанного вреда здоровью я понесла также материальный ущерб в виде разбитых во время аварии наручных часов стоимостью 320 крон. Часы я позже нашла, у них повреждён металлический браслет.

На вопрос, могла ли я что-нибудь сообщить непосредственно о характере езды грузовика, который является виновником аварии, могу сказать, что характер езды машины я вообще не замечала вплоть до наезда на меня. Я знаю только то, что узнала уже после аварии, то есть то, что грузовиком управляла какая-то молодая женщина. Машина осталась стоять на том месте, где находится магазин детской одежды.

На следующий вопрос, могу ли я вспомнить, сколько людей было в критический момент на остановке, или же в её окрестностях, сообщаю, что не помню, но могло их быть около 20 человек.

На напоминание, присоединюсь ли я к уголовному преследованию для возмещения ущерба сообщаю, что да. Хотя я никакого особо большого материального ущерба не понесла, но поскольку речь идёт о вреде моему здоровью, то сейчас я ещё не знаю, не перерастёт ли это во что-нибудь более серьёзное.

Это приблизительно всё, что я могу сообщить по поводу повреждения моего здоровья 10.07.1973 в Праге 7.
Допрос окончен в 10:15 23.07.1973.

Пострадавший мужчина, 1934 г.р.
Насколько я помню, это было 10.07.1973 около 13:50, я стоял на остановке трамвая № 11 на улице Защитников Мира в Праге 7, в данном случае речь идёт об остановке без посадочной площадки, я стоял на правом тротуаре по направлению движения к Стросмайеровой площади. Эта остановка последняя перед Строссмайеровой площадью. На тротуаре этой остановки я стоял в течение приблизительно 3 минут. Я стоял и ждал трамвай № 11 на этой остановке вплотную к дверям магазина с лакомствами, который находится на этом тротуаре. Я на эту остановку пришёл один, никого из присутствовавших лиц, которые там ждали трамвай, я не знаю, и могло здесь стоять в то время, когда произошёл наезд этого грузовика RN на нас, здесь стояло примерно 6-8 человек. Что касается самого поступка женщины-водителя грузового автомобиля RN, чьё имя мне неизвестно, также, как я не помню государственный регистрационный знак этого грузового автомобиля, к этому добавлю, что грузовик подъехал со стороны отеля Белведер вниз к Строссмайеровой площади по этой улице Защитников Мира, по моему предположению, машина ехала со скоростью около 70 км в час и я предполагаю, что примерно за 10 метров до остановки, где я стоял, эта машина вдруг наехала вправо в направлении езды на наш тротуар, где стоял я и другие люди, ожидающие трамвай. Довожу до сведения, что женщина-водитель этого грузовика, по моему мнению, когда ехала на тротуар, должна была резко дёрнуть руль вправо и затем ехала по тротуару, где на нас наехала. Я этой машиной, то есть, я на это отреагировал тем, что разбил стеклянную начинку двери магазина, причём я почувствовал резкий удар в бок, но что произвело этот удар, я сказать не могу. В тот момент, когда женщина-водитель наехала на тротуар и я в течение очень короткого времени наблюдал за её ездой, я стоял лицом к ней и, следовательно, левой стороной тела я выбил эту начинку двери и в правом боку тела я почувствовал этот удар. Дополню также, что сначала я получил удар в правый бок своего тела и лишь затем левой стороной своего тела я выбил ту стеклянную начинку магазина. Потом я остался лежать поперёк закрытой двери, где произошло выбивание телом этой стеклянной начинки в магазине и мои ноги высовывались из магазина наружу и я лежал на спине. Затем ко мне подошёл какой-то мужчина, о нём говорили, что это врач, который попробовал меня поднять, но это, разумеется, не получилось. Я лежал поперёк этой двери вплоть до приезда машин скорой помощи и врачей, где я был осмотрен, после чего был перевезён в больницу в Праге 1, На Франтишка. Что касается ситуации после наезда той машины на тех людей сообщаю, что из магазина я слышал, что на тротуаре достаточно большое скопление людей, небольшая суматоха, а затем, когда меня положили на носилки и перенесли из этого магазина в машину скорой помощи, я оглянулся и увидел, что на том тротуаре лежит больше людей, я даже видел, что на тротуаре лежит оторванные нога и рука человеческого тела (прим. автора — в действительности, только нога, неточность, очевидно, можно списать на посттравматический шок свидетеля). Где потом находился грузовой автомобиль, который на нас наехал, этого я сказать не могу, поскольку я не обратил на это внимание и не успел это заметить. Могу сказать, что когда санитарные машины приехали на место, они почти заехали на тротуар, а значит этими машинами мне загораживался обзор. Всё это время я был в полном сознании, и в точности помню все обстоятельства так, как я сообщил для данного протокола. Ездил ли этот грузовик, который на нас наехал, по этой улице до того, как это произошло, я не знаю, конечно же я его на этой улице не видел, хотя я здесь стоял лишь немного. То есть, до настоящего времени мне не известно, по какой вообще причине этот грузовой автомобиль наехал на тротуар, а затем на нас, что привело, собственно, к причинению существенного вреда здоровью. На месте наезда того грузовика я не понял, сколько было пострадавших или погибших, однако, в больнице На Франтишка я узнал, что здесь погибло четыре человека, что после перевозки в больницу умер и пятый человек, я слышал от врача, что он, по всей вероятности, не выдержит. Сколько было пострадавших из числа других лиц, я не знаю. Что касается остальных стоявших людей перед тем, как на нас наехал грузовик, то они стояли на на этом перекрёстке по-разному: некоторые - ближе к краю тротуара, однако, в основном мы стояли ближе к тому магазину с лакомствами. В тот момент дорога была сухая, видимость была хорошая и что касается движения машин в обоих направлениях, то этого я сказать не могу, поскольку не знаю. Ехал ли какой-нибудь автомобиль перед тем грузовиком, который наехал на нас, или за ним, я не помню. Однако, я точно помню, что на той остановке не было трамвая. До настоящего времени я нетрудоспособен из-за грудной клетки.
Кроме того, мне должным образом были разъяснены мои права по уголовному делу как потерпевшего и поэтому я присоединяюсь к нему в полном объёме, в том числе, с целью возмещения потерянного заработка, затем компенсации за причинённые мне травмы и испорченную одежду (рубашка, брюки) общей стоимостью около 350 крон, о чём заявлю письменно. Это всё, что я могу сообщить.
Допрос окончен в 13:00 27.07.1973

Пострадавшая женщина 1925 г.р.
Во вторник, 10.07.1973, в обеденное время я была в медицинском центре по поводу медицинского заключения в здании электрических транспортных предприятий в Праге 7. То есть, было примерно 13:00, когда я пришла в центр. Речь шла об анализе крови моего сына. Я помню, что в центре меня достаточно быстро обслужили и что я хотела вернуться на трамвае обратно в Вршовице. Это последнее, что я, собственно, помню из того дня. Я не помню, как я попала на остановку трамвая «Стросмайерова площадь» в Праге 7, также я даже не помню, как я получила травму. О самой аварии я практически не помню вообще ничего и я списываю это на свою травму, главным образом, на сотрясение мозга. Практически я пришла в себя лишь в больнице.
В результате аварии я, согласно медицинскому заключению, понесла: сотрясение мозга, рваную рану головы, перелом правой ключицы, перелом трёх рёбер и ушиб обеих ног. И хотя я была после медицинского осмотра отпущена домой, я была передана на попечение членов моей семьи, поэтому была вынуждена лежать. По самому случаю могу сообщить, что лишь позже я узнала, что была сбита на тротуаре грузовым автомобилем, которым управляла какая-то молодая женщина. Однако, я снова должна повторить, что хотя мне и были сообщены некоторые обстоятельства, вспомнить я ничего не могу.
На вопрос, присоединюсь ли я к уголовному делу, сообщаю, что да и, главным образом, потому, что я до сих пор нетрудоспособна и что сейчас я ещё не знаю, к чему приведёт моя травма. Речь идёт о тяжком вреде здоровью, по крайней мере, так это было квалифицировано врачами, которые меня обследовали.
Допрос окончен в 11:30 30.07.1973.

Пострадавшая женщина 1902 г.р.
Во вторник 10.07.1973, без нескольких минут 2 часа дня, я ждала на остановке «Строссмайерова площадь» в Праге 7 на проспекте Защитников Мира трамвай, я хотела поехать трамваем № 11, чтобы доехать до Страшниц, где на кладбище у меня похоронен супруг. Я проделываю этот маршрут почти ежедневно. Вдруг совсем неожиданно сверху приехала какая-то машина, которая сбила меня на тротуаре. В какое время эта машина въехала на тротуар, с какой ехала скоростью и вообще все иные подробности этого происшествия я сообщить не могу, поскольку ничего не помню. Я получила тяжёлое сотрясение мозга, на месте аварии у меня была оторвана нога и у меня имеется ещё ряд других травм. Пришла в себя я практически лишь в больнице. Я полагаю, что я также понесла ещё  ущерб, выразившийся в порче верхней одежды, однако, я её до сих пор не видела, поэтому я не могу судить о степени её повреждения.
На вопрос, присоединюсь ли я к уголовному делу с целью возмещения ущерба, сообщаю, что да. Напомню, что сейчас я ещё не знаю, сколько времени буду больна, а значит, и нетрудоспособна.
В заключение я снова отмечу, что подробности движения машины, которой я была сбита и травмирована, сообщить не могу, поскольку эти обстоятельства я вообще не помню.
Допрос окончен в 10:00 02.08.1973.

Пострадавший мужчина 1930 г.р.
Во вторник 10.07.1973 я возвращался от своего старого друга, живущего  на проспекте Защитников Мира в Праге 7 для того, чтобы заехать на собрание на фабрику. Поэтому я ждал трамвая на остановке «Стросмайцерова площадь» на проспекте Защитников Мира. Было без нескольких минут два часа дня. В то время там было много народу, порядка 50 человек. Вдруг я увидел, когда посмотрел в направлении Летны, что по тротуару по направлению к нам, то есть, к остановке, подъезжает грузовой автомобиль марки Praga RN, который я увидел ещё тогда, когда он немного не доезжая до остановки въехал на тротуар. Я услышал, что водитель грузовика как будто бы прибавил газу, поэтому машина ехала достаточно быстро, хотя я и не мог точно определить скорость. В долю секунды я сориентировался и в прыжке попытался покинуть место, где она должна была проехать. Помню, что я влетел в витрину, где достаточно серьёзно порезал себе ноги. Затем, в результате резкого падения я получил другие травмы на теле и на голове. Травмы действительно были достаточно серьёзными, поскольку я до сих пор нахожусь в больнице. В результате этой аварии я, разумеется, понёс и материальный ущерб в виде порчи костюма, который я оцениваю в сумму около 1 000 крон.
На вопрос, что я заметил во время аварии, сообщаю, что я видел, как машина проехала рядом со мной, или же, когда меня сбила и как поехала дальше и остановилась лишь за остановкой. Также, я видел, что за рулём сидит молодая женщина и курит. Поскольку у меня сильно шла кровь и поскольку вскоре на место аварии приехали санитары, я должен был заниматься ими, то есть, своими травмами.
На вопрос, буду ли я присоединяться к уголовному делу, заявляю, что да, поскольку я болен, а значит - нетрудоспособен, и также указываю на свой убыток от порчи костюма.
Допрос окончен в 11:15 02.08.1973.

Пострадавший мужчина 1908 г.р.
Во вторник 10.07.1973 без нескольких минут 2 часа дня я стоял на остановке трамвая «Строссмайерова площадь» в Праге 7 в направлении центра Праги, а именно, я хотел трамваем № 1 заехать на вокзал за билетом на поезд до Брна, куда я должен был уехать вечером. В это время в этом месте, по моим подсчётам, было около 25-30 человек. Я уже не помню точно, в какой позе я стоял, но в одно мгновение, ожидая трамвая, когда я был лицом повёрнут к проезжей части и стоял на краю тротуара, моё внимание привлёк какой-то шум, который шёл сверху от отеля Белведер. Когда я посмотрел в ту сторону, я увидел медленно наезжающий на тротуар какой-то грузовой автомобиль. Было это недалеко от примыкания Веверковой улицы к проспекту Защитников Мира. Как только грузовик наехал на тротуар, он разогнался относительно быстро по направлению вниз, причём я заметил, что он придерживается при движении стены справа по направлению движения. Всё произошло в течение нескольких секунд, но когда грузовик приблизился ко мне, что было на уровне магазина канцелярских товаров, мне показалось, что машина повернула по направлению ко мне. Не ожидая ничего хорошего, я в прямом смысле слова прыгнул на проезжую часть. Но несмотря на это я был задет грузовиком, хотя и за правую ногу. При наезде я был отброшен на землю и остался лежать на проезжей части, то есть, речь, скорее, шла об отбрасывании меня на проезжую часть, чем о наезде. Я исхожу из травм, которые я получил и которые в большей степени у меня на правой ноге. Само собой, всё произошло в такой короткий промежуток времени, что воспроизвести сейчас отдельные моменты для меня очень тяжело. Факт в том, что грузовик после того, как зацепил меня, не остановился и поехал дальше в указанном направлении, где сбил других людей, которые в тот момент были на тротуаре. Затем, я заметил, что грузовик, наконец, остановился, возможно, в месте примыкания следующей улицы.
Вид того, что натворил грузовик, был ужасен. Предполагаю, что на земле лежало приблизительно 15 человек. Кто из них был мёртв и какие травмы получили другие люди, этого я сказать не могу, поскольку у меня было чем заняться по отношению к самому себе. У меня были травмированы обе ноги, на правой ноге у меня раздроблена лодыжка, на левой - ушиблено колено, ушиб грудной клетки и прочие ссадины. С места аварии вместе с несколькими другими я был увезён в больницу на Буловку, где меня обследовали и направили на амбулаторное лечение. Правая нога у меня в гипсе и поэтому я не могу пошевелиться даже дома, я вынужден лежать. К этому добавлю, что больше всего хлопот мне доставляет левая нога, где у меня ушибленно колено. Также я понёс и материальный ущерб от порчи брюк ценой около 200 крон.
На вопрос, присоединюсь ли я к уголовному преследованию для возмещения понесённого ущерба, заявляю, что да, так как я нетрудоспособен (я временно подрабатывал) и кроме того я понёс и материальный ущерб.
Допрос окончен в 11:45 19.07.1973.

Пострадавший мужчина 1913 г.р.
Во вторник 10.07.1973 я ждал на остановке «Строссмайерова площадь» в Праге 7 трамвая в направлении центра Праги. Вдруг я подумал, что учитывая то, что трамвай всё не ехал, я мог бы посмотреть витрину магазина канцелярских товаров, находившегося вблизи остановки, поскольку мне были нужны обои. Пошёл я со своего места к магазину, то есть, наверх по проспекту Защитников Мира, причём я двигался по бордюру. Я увидел едущий мне навстречу по проспекту Защитников Мира, ещё по проезжей части старый грузовой автомобиль марки Praga RN, который меня привлёк, во-первых, большой скоростью, во-вторых, своим видом. Поскольку я интересуюсь автомобилями, я наблюдал за RN. Кто был за рулём, в то время я не знал. Когда этот грузовик приблизился почти вплотную ко мне и ситуация выглядела так, что машина меня собьёт, поскольку она ехала прямо на меня по направлению к тротуару, я, не ожидая ничего хорошего, быстро отскочил влево в направлении своего движения и прижался лицом к стене дома. Несмотря на это, я как будто бы почувствовал порыв ветра, очевидно от того, как этот грузовик проехал мимо меня. Изначально я думал, что этот грузовик меня задел за заднюю часть пиджака, но позже я понял, что мой пиджак не повреждён. Травму правой ноги, где у меня какое-то кровоизлияние, я, собственно, получил, во-первых, от того, что я был вынужден быстро отскочить, а, главным образом, от того, что я поскользнулся на каких-то фруктах (смородина), которые были рассыпаны по тротуару и на которых я поскользнулся, когда машина проехала. К этому я бы хотел добавить, что я частично инвалид и это как раз в отношении того, что у меня повреждена левая нога и я с трудом хожу.
После того, как автомобиль проехал, я увидел большое опустошение, которое произвёл грузовик, въехавший на тротуар. На этом месте лежало несколько людей и по тому, как быстро я мог понять, здесь были мёртвые и тяжело раненные. Также, я обратил внимание, что грузовик, который вызвал это опустошение, стоит неподалёку и когда я осмотрел машину  вблизи, лишь тогда я увидел, что за рулём сидит молодая женщина, возраст которой первоначально я определил на 16 лет. Однако, уже около машины и женщины-водителя собирались люди и поэтому я, как, возможно, единственный способный передвигаться человек на месте аварии, старался оказать помощь раненым.
Позже меня осмотрели в медицинском центре в здании предприятий электротранспорта, после чего меня отправили на амбулаторное лечение.
На вопрос, сколько, собственно, было людей в критический момент на месте аварии, отвечаю, что я определил около 20-25 человек.
На следующий вопрос, присоединюсь ли я к уголовному делу, если речь зайдёт о возмещении ущерба, заявляю, что да, поскольку сейчас я ещё не знаю, что будет с моей травмой. Пока эту травму я квалифицирую как лёгкую.
Допрос окончен в 13:00 20.07.1973.

Пострадавшая женщина 1915 г.р.
Во вторник 10.07.1973 без нескольких минут два часа дня я шла пешком из дома по проспекту Защитников Мира в Праге 7 на Строссмайенрову площадь, где я хотела купить что-нибудь для домашнего хозяйства. Я была легко одета, поскольку изначально я хотела совершить покупки у нас наверху на Летенской площади, но поскольку здесь всюду было закрыто (обеденный перерыв), я решила сделать крюк до Строссмайеровой площади. Я шла по правому тротуару в направлении своего движения. По пути я, в общем, ни на что не обращала внимание, однако, когда я пришла на остановку трамвая «Стросмайерова площадь», я решила посмотреть витрину магазина детской одежды, который находится недалеко за остановкой. Как раз в тот момент, когда я подходила к указанному магазину, я услышала за собой сильный грохот и ещё раньше, чем я успела понять, что является причиной этого шума, я была отброшена на землю. Даже сейчас я не знаю, была ли я отброшена на землю машиной или кем-то из людей, которые падали или убегали от опасности. Я упала на правую сторону и поэтому получила травму правого локтя и правого бедра. Затем, когда я поднялась с земли, то увидела, что, собственно, произошло. В указанном месте была куча людей, лежащих на земле. Я сразу заметила грузовой автомобиль и поэтому я сразу получила представление о том, что этот грузовик стал причиной несчастья, въехав на тротуар. Машина стояла немного дальше меня. Кабину я не видела, также я не знала, кто управлял грузовиком. Лишь позже от одного мужчины я услышала, что водителем была молодая женщина. Поскольку я была лишь легко травмирована, я собиралась идти домой. Произошло это также потому, что меня объял ужас, когда я увидела столько пострадавших людей. На месте я не выяснила, кто насколько пострадал. Лишь позже я узнала, что на месте аварии остались  трое мёртвых и другие, которые были только ранены. Попросту я постаралась покинуть место аварии как можно скорее. Когда я уже уходила, меня окликнула какая-то незнакомая женщина и попросила, чтобы я не уходила, что меня нужно осмотреть, что я также пострадавшая. Так и произошло то, что я была осмотрена в медицинском центре в здании электротранспортных предприятий, куда доставлялись и другие, то есть, другие затем уже, возможно, направлялись в больницы. После осмотра я была отпущена домой на амбулаторное лечение. Свою травму считаю лёгкой.
В остальном, во время этой трагедии я лишилась очков, стоимость которых я не знаю. Очки я получила по рецепту и уже попросила об их замене.
На вопрос, сколько приблизительно было людей в указанном месте в критический момент, сообщаю, что около 20-25 человек.
На следующий вопрос, буду ли я присоединяться к уголовному делу с каким-либо требованием о возмещении ущерба, заявляю, что не буду присоединяться, поскольку очки, которых я лишилась, я получу, а также потому, что свои травмы считаю лёгкими.
Допрос окончен в 10:45 19.07.1973.

Двое последних из общего количества 20 пострадавших допрошены не были. У мужчины (1924 г.р.) была, помимо других травм, сломана верхняя челюсть и давать показания он не мог. Существует лишь запись посещения больного главным следователем майором З. в больнице, когда на задаваемые вопросы пострадавший отвечал лишь жестами либо короткими письменными сообщениями. Совсем иная ситуация была у пострадавшей женщины (1919 г.р.). Её травмы были на самом деле лёгкими, речь шла лишь о лёгком ушибе левой лодыжки, когда она была в больнице На Франтишка лишь осмотрена и отправлена домой без выдачи больничного листа. На неоднократные вызовы на допрос она не реагировала, повестки не получала и даже следователям не удалось установить её место жительства.